Налоговые споры по проблемам исчисления налоговых обязательств

Тенденции налоговых споров в 2018 году

В 2010 году налоговые споры в судах выигрывали преимущественно налогоплательщики. Так, по статистике, 44% судебных решений выносилось в пользу ФНС. На сегодняшний день это цифра выросла до 80%. Вместе с тем с каждым годом сокращается количество выездных налоговых проверок. Только за 2017 год их число по отношению к предыдущему году упало на 23%.

Качество проверок

Статистические данные позволяют сделать вывод о том, что, сокращая количество проверок, ФНС уделяет большее внимание качеству собранного материала. Доказательства вины налогоплательщиков в получении необоснованной налоговой выгоды добываются быстрее по утвержденному вышестоящими налоговыми органами сценарию и под их чутким контролем.

Также следует отдать должное новым системам налогового администрирования АСК НДС 2 и АИС Налог 3, которые помогают отследить неуплату НДС и других налогов и выявить выгодоприобретателя по сделкам с недобросовестными контрагентами.

Доказательства, полученные АСК НДС 2, приобщаются к материалам выездных и камеральных налоговых проверок, что существенным образом затрудняет процесс оспаривания решений по таким проверкам.

Возникает вопрос: как в сложившихся условиях, при наличии у налоговых органов целого арсенала процессуальных и аппаратных возможностей получения доказательств, отстоять свою позицию в суде?

Ваш директор берет под отчет миллионы? Пусть готовится уплатить с них налог

Подотчетные средства могут быть признаны доходом физлица, если документы по их расходованию отсутствуют. Такое решение вынес Верховный суд, о нем пишет пресс-служба ФНС.

В ходе выездной проверки инспекция установила, что организация не включила в совокупный доход своего руководителя неоднократно полученные им подотчетные суммы. НДФЛ с них не был удержан и перечислен компанией в бюджет. Она не представила документы, подтверждающие целевое использование руководителем указанных средств, а также доказательства оприходования ООО товарно-материальных ценностей, приобретенных на них. Кроме того, физлицо самостоятельно НДФЛ не исчислило и не представило в налоговый орган декларации по форме 3-НДФЛ. Поэтому инспекция посчитала эти суммы доходом физлица и доначислила организации НДФЛ, пени и штраф.

Компания не согласилась с этим решением и обратилась в суд. Она посчитала, что спорные доходы являются подотчетными суммами, поэтому обязанности удерживать НДФЛ у ООО не появляется.

Суды трех инстанций отказали организации в удовлетворении заявленных требований. Они указали, что лица, получившие наличные деньги под отчет, обязаны предъявить в бухгалтерию предприятия отчет об израсходованных суммах. Если нет доказательств, подтверждающих их целевое расходование и оприходование ООО товарно-материальных ценностей, такие суммы считаются доходом руководителя организации и включаются в базу по НДФЛ. Поэтому организация как налоговый агент должна исчислить, удержать и перечислить с них в бюджет НДФЛ.

Организация обратилась в Верховный Суд РФ, который отказал ей в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения.

Судебная практика

Ярким примером успешного юридического подтверждения реальности стало дело ООО «Центррегионуголь» против Инспекции Федеральной налоговой службы России N 36 по городу Москве (определение Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 305-КГ16-10399).

Инспекция ссылалась на разрыв в движении денежных средств от налогоплательщика и его спорного контрагента первого звена до производителя товара, который, в свою очередь, не подтвердил реализацию в адрес данного контрагента.

Налоговый орган утверждал, что если денежные средства до производителя не доходили, значит, налогоплательщик не мог приобрести данный товар у своего контрагента и финансово-хозяйственная операция нереальна.

Однако юристы смогли доказать последующую реализацию приобретенной продукции и ее транспортировку. Верховный Суд РФ, в свою очередь, указал, что противоречия в доказательствах, подтверждающих последовательность товародвижения от изготовителя к налогоплательщику, но не опровергающих сам факт поступления товара налогоплательщику, не могут являться основанием для возложения соответствующих негативных последствий на налогоплательщика, выступившего покупателем товаров.

На данный судебный акт ссылаются юристы по всей России при доказывании своей позиции в делах о необоснованной налоговой выгоде.

Так, в постановлении Первого арбитражного апелляционного суда от 15.03.2018 N 01АП-929/2018 налоговый орган представил в суд выгрузку из АСК НДС 2 в виде древа связей, согласно которому налогоплательщик приобрел товар у контрагента, который, в свою очередь, приобрел его у фирм-«однодневок», уплачивающих налоги в минимальных объемах.

Кроме этого, согласно информации из АСК НДС 2 контрагенты общества не приобретали данный товар у импортера этой продукции, что также подтверждалось движением денежных средств.

Налогоплательщик доказал реальность поставки от контрагента первого звена, принятие товара на учет и его последующую реализацию со ссылкой на вышеназванную позицию Верховного Суда РФ.

Однако кроме реальности сделки судебные органы, как и законодатель, обращают внимание на деловую цель хозяйственных операций и при ее отсутствии указывают на неправомерность получения налоговой выгоды. В частности, вышеуказанная норма закреплена в пп. 1 п. 2 ст. 54.1 НК РФ. В определении Верховного Суда РФ от 12.01.2018 N 308-КГ17-20269, отказывая налогоплательщику, суд указал, что судами был установлен факт создания заявителем формального документооборота и осуществления хозяйственных операций с контрагентами в отсутствие деловой цели.

Более того, законом установлено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной по сделке с контрагентом, который указан в договоре, если обязательство было исполнено не этим контрагентом и оно не передавалось по договору или закону иному лицу (пп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ).

То есть, если товар по договору должна была поставить компания Х, но фактически этот товар поставила компания Y, то уменьшить налоговые обязательства по сделке с Х налогоплательщик не сможет.

Таким образом, с 2018 года уходит в небытие правило определения реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль, определенное постановлением Президиума ВАС РФ от 03.07.2012 N 2341/12, согласно которому реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат подлежит исчислению исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичным сделкам. Согласно мнению ВАС РФ иной правовой подход влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль.

Зачастую фискальные органы не оспаривали уменьшение налогоплательщиком налога на прибыль за счет расходов по приобретенным ТРУ, если не могли доказать, что цены по сделкам не соответствуют рыночному уровню, при реальности ТРУ.

Читайте так же:  Упрощенная система налогообложения выгодна

Однако, если ориентироваться на новую норму (пп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК РФ), даже при наличии реального товара, выполненных работ или оказанных услуг, если в первичных документах указано одно лицо, а ТРУ поставило другое по рыночным ценам, уменьшить базу по прибыли будет нельзя.

Кроме этого, суды продолжают обращать внимание на проявление налогоплательщиками должной степени осмотрительности и осторожности, понятие о котором прямо законодательно не закреплено.

Так, если перед заключением сделки налогоплательщик не убедился в том, что его контрагент сможет выполнить взятые на себя обязательства по договору, не обладает положительной деловой репутацией или является недобросовестным налогоплательщиком, то ФНС может предъявить налоговые претензии по сделке с таким контрагентом.

Однако в случае проявления надлежащей степени осмотрительности суды встают на сторону налогоплательщиков и признают решения по налоговым проверкам не соответствующим НК РФ.

Так, в постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 17.01.2018 N Ф09-8684/17, признавая позицию налогоплательщика правомерной, судебный орган указал, что от контрагента получены документы на 64 листах (договор аренды помещения, документы на используемую технику, налоговые декларации, учредительные документы), подтверждающие реальность контрагента и наличие у него возможности выполнить договорные обязательства.

Таким образом, несмотря на печальную для налогоплательщиков судебную статистку, при наличии обоснованной правовой позиции, подтверждающей реальность сделки и самого контрагента, а также наличие деловой цели, суды принимают позицию налогоплательщиков.

Топ-5 самых интересных налоговых споров за год

В 2017 году суды подтвердили, что ФНС России вправе в порядке ведомственного контроля отменять решения нижестоящих налоговых органов без обращения налогоплательщика, а Минфин может давать разъяснения налогового законодательства. Суды также пришли к выводу, что налоговая выгода признается необоснованной, только когда налоговая экономия приводит к негативным последствиям для бюджета. Эту судебную практику эксперты назвали позитивной, но были и негативные решения судов.

«Аквамарин»

Межрайонная инспекция ФНС № 7 по Костромской области провела камеральную налоговую проверку ООО «Аквамарин», в результате которой вынесла постановление о привлечении общества к ответственности. ООО «Аквамарин» было доначислено 10,8 млн руб. НДС, 473 677 руб. пеней за нарушение срока уплаты налога и 2,2 млн руб. штрафа. Кроме того, налоговая отказала обществу в возмещении 26,6 млн руб. НДС. Управление ФНС по Костромской области отменило вышеуказанное постановление, т. к. не была доказана согласованность действий общества и его контрагентов, направленная на получение необоснованной налоговой выгоды. ФНС России в порядке контроля за деятельностью управления отменила решение Управления ФНС по Костромской области и оставила в силе решение нижестоящей инспекции (п. 3 ст. 31 НК). Поводом для этого послужили сведения, полученные от МВД и ФСБ, о наличии возбужденных уголовных дел. Тогда ООО «Аквамарин» обратилось в суд, но три инстанции ему отказали (№ А40-101850/2016). Верховный суд подтвердил законность этих решений (см. «Верховный суд разобрался в правилах пересмотра решений ФНС»).

«В этом деле ВС указал на возможность вышестоящего налогового органа даже в отсутствие жалобы налогоплательщика отменить решение нижестоящего органа в рамках ведомственного контроля. При этом налогоплательщик в таком случае вправе обратиться за защитой своих прав в суд. Немаловажно, что вышестоящий налоговый орган вправе реализовать свои полномочия в пределах срока, предусмотренного для проведения мероприятий налогового контроля, а именно – в пределах трех лет, исчисляемых с момента окончания контролируемого налогового периода», – пояснил юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Торез Кулумбегов.

«Теперь стала возможной ситуация, при которой ФНС России вправе отменить решение УФНС субъекта об удовлетворении апелляционной жалобы налогоплательщика и оставить в силе решение инспекции о доначислении налогов и наложении штрафа», – сообщил юрист АБ «Казаков и партнёры» Алексей Аплекаев. «Таким образом, даже полное удовлетворение апелляционной жалобы налогоплательщика не является последней точкой в споре с налоговым органом, поскольку возможно возобновление казалось бы разрешенного спора по инициативе вышестоящего налогового органа. Только истечение срока на проведение выездных налоговых проверок по проверенному ранее периоду может гарантировать отсутствие претензий со стороны налогового органа», – заявила юрист АБ «Казаков и партнёры» Елена Муратова.

Юристы сошлись во мнении, что позиция ВС по этому делу имеет позитивное значение для защиты налогоплательщиками своих прав. «Тем более было издано письмо ФНС России от 11.10.2017 № СА-4-7/[email protected], в силу которого эта позиция должна быть доведена до территориальных налоговых органов», – подчеркнула руководитель Налоговой и административной практики ЮФ «Варшавский и партнёры» Владлена Варшавская. «По аналогии с указанным спором налогоплательщики в случае, если решением УФНС будет поддержана позиция территориальной инспекции, могут параллельно с обращением в суд направлять дополнительно жалобу в ФНС России. Эта жалоба не будет являться классической стадией досудебного апелляционного процесса, но вместе с тем позволит озвучить свои доводы на уровне ФНС России, и в случае положительного решения добиться хорошего исхода без рассмотрения дела в суде», – считает руководитель Департамента налоговой безопасности, международного планирования и развития «КСК групп» Роман Шишкин.

ООО «Спорткар-центр»

ООО «Спорткар-центр» – официальный дилер Porsche в России – сначала напрямую арендовало автосалон у собственника, а затем стало брать это же помещение и помещение в другом построенном здании в субаренду у ООО «Бизнессодействие». Налоговая посчитала, что ООО «Спорткар-центр» могло заключить аренду напрямую с собственником, а включение ООО «Бизнессодействие» в схему арендных отношений повлекло необоснованное увеличение арендной платы. Поэтому ФНС доначислила арендатору налог на прибыль и НДС. «Налоговые органы и суды по-прежнему нередко реагируют лишь на внешние признаки налоговых злоупотреблений, такие как непонятные операции, признаки фиктивности поставщиков, не выясняя, имеются ли в действительности потери бюджета», – сетует руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов.

Однако ВС с налоговиками и нижестоящими судами не согласился и направил дело на новое рассмотрение (см. «Верховный суд поддержал компанию-налогоплательщика в споре с ФНС на 15 млн руб.»). Во время него суды разрешили спор в пользу налогоплательщика (№ А40-230712/2015). «Теперь можно ожидать снижения числа претензий в случае, когда все контрагенты налоги уплатили, но налоговый орган полагает, что договорные отношения могли сложиться иначе», – уверен менеджер Департамента налоговых споров ФБК Михаил Голованёв.

«Речь о необоснованной налоговой выгоде может идти только тогда, когда налоговая экономия приводит к негативным последствиям для бюджета. Подтверждение этого стало важнейшим моментом. По идее, если негативных последствий для бюджета нет, анализ взаимозависимости, экономической целесообразности и рациональности субарендных отношений становится излишним. Хотя коллегия проверила и эти второстепенные факторы, самое главное в решении высшей судебной инстанции – фиксация знака равенства между необоснованной налоговой выгодой и потерями бюджета», – считает старший юрист «Мозго и партнеры» Елена Черкасова.

АО «Флот Новороссийского морского торгового порта»

«На практике приходится сталкиваться с тем, что НК содержит множество положений с широкой формулировкой, толкование которых судами меняется время от времени. Важно, что позиция КС универсальна и позволяет защитить добросовестного налогоплательщика в случае внезапного изменения судебной практики», – отметила юрист ЮБ «Мозго и партнеры» Ольга Насонова. «Постановление КС внесло ясность, стоит ли ссылаться на отказные определения в обоснование своей позиции», – заявил Голованёв.

ООО «Континентал Тайрс Рус»

ООО «Континентал Тайрс Рус» предоставляло своим покупателям (розничным продавцам) значительные отсрочки по оплате товара, притом что расчеты с поставщиками происходили на регулярной основе. Для покрытия образующегося кассового разрыва налогоплательщик привлекал займы от зарубежной материнской компании. Налоговая сочла это нарушением, суды с ней согласились (№ А40-251161/2015). Они пришли к выводу, что налогоплательщик не имел экономических причин для привлечения заемных средств, а целью получения кредитов от иностранного аффилированного лица был систематический вывод денег за рубеж (см. «Суды сочли нецелесообразным привлечение дочерних займов для покрытия кассового разрыва»).

«Оценку деловой цели суды подменили оценкой целесообразности действий налогоплательщика и тем самым грубо вмешались в его работу. Займы привлекались для покрытия кассовых разрывов, объективно возникающих в связи с предоставлением отсрочек независимым дилерам. Это опасный прецедент недопустимого вмешательства налоговых органов и судов в принятие компаниями управленческих решений, а также попытка девальвировать определение КС № 320-О-П», – считает Зарипов. «Это дело подтверждает постепенно складывающийся негативный подход к оценке структур, связанных с привлечением заемных средств от аффилированных компаний. Уверен, такой подход сохранится и в 2018 году», – заявил партнер, руководитель практики разрешения налоговых споров в России Ernst & Young LLC Алексей Нестеренко.

ООО «Аукционная компания Союзпушнина»

ООО «Аукционная компания Союзпушнина» перечисляло дивиденты кипрской компании. ФНС решила, что кипрская компания является кондуитом, не осуществляет реальной экономической деятельности, а перечисление дивидендов носит транзитный характер. По мнению налоговой, такая схема использовалась обществом в целях применения пониженной налоговой ставки, поскольку между Россией с Кипром заключено соответствующее двустороннее соглашение. Арбитражный суд города Москвы и 9-й арбитражный апелляционный суд согласились с мнением ФНС. Суды посчитали, что компания должна не только указать реального бенефициара и подтвердить его статус, но и представить достаточные доказательства перечисления денег именно физическому лицу. В противном случае, если деньги до бенефициара в силу разных причин не дошли, то и права на применение льготной ставки у налогоплательщика не имеется (№ А40-73573/17).

«Примечательным в этом деле является тот факт, что компания «АК «Союзпушнина» и ее юристы скорректировали довольно распространенную в налоговых спорах тактику по доказыванию самостоятельности компаний, получающих дивиденды, и наличию у них полномочий по распоряжению полученным доходом. Они уже по сути не спорили с тем фактом, что промежуточная кипрская компания является технической компанией. Они пытались доказать, что фактическим получателем дохода является физическое лицо – налоговый резидент РФ, в силу чего должна подлежать применению ставка НДФЛ в размере 9%», – объяснил руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Кирилл Данилов.

Налоговые споры

Фабрика Roshen обжаловала в Верховный суд доначисления миллионных налогов

Верховный суд России зарегистрировал кассационную жалобу липецкой кондитерской фабрики корпорации Roshen экс-президента Украины Петра Порошенко на решения судов, признавших законность доначисления фабрике 361,5 миллиона рублей налогов и штрафов за 2012 год.

Читайте так же:  Ставки земельного налога узбекистан

В общей сложности налоговики взыскивают с кондитерской фабрики заплатить 361,5 млн. рублей, включая недоимку по НДС, пени и штраф. Компания уже попыталось оспорить это решение в суде, но все три инстанции встали на сторону налоговой (дело № А36-7720/2015).

Как следует из информации в картотеке арбитражных дел, жалоба поступила в ВС РФ 14 февраля, процессуальных решений по ней пока не принято, пишет РИА Новости.

Арбитражный суд Липецкой области, рассматривавший дело почти три с половиной года и назначавший по нему комплексную строительно-техническую и оценочную экспертизу, в марте 2019 года полностью отклонил претензии кондитерской фабрики к ФНС. Суд согласился с доводами налоговиков, выявивших нарушения во взаимоотношениях фабрики как заказчика с подрядчиком ООО НПФ «Металлимпресс» в ходе строительства объекта «Кондитерская фабрика и распределительный центр АО ЛКФ «Рошен».

По мнению ФНС, Roshen получил необоснованную налоговую выгоду, завысив налоговые вычеты по НДС за счет приобретения у «Металлимпресса» услуг по завышенной цене. Кроме того, инспекция установила наличие в цепочке контрагентов фабрики лиц, не ведущих реальной хозяйственной деятельности, то есть фирм-однодневок. Решение первой инстанции подтвердили апелляционный суд в Воронеже и окружной суд в Калуге.

Украинская корпорация Roshen решила остановить Липецкую кондитерскую фабрику c апреля 2017 года по политико-экономическим причинам. Производство законсервировано. Активы, оставшиеся в Липецке, корпорация оценивала в 200 миллионов долларов. Российский суд в рамках уголовного дела о хищении из бюджета 180 миллионов рублей за счет незаконного возмещения НДС в декабре 2016 года наложил арест на 14 объектов недвижимости фабрики. Стоимость арестованной недвижимости — почти 1,5 миллиарда рублей. Roshen — один из крупнейших в мире производителей кондитерских изделий, выпускающий 450 тысяч тонн продукции в год.

Читайте так же:  Ип закрывается в декабре когда сдавать отчетность

Компанию наказали за работу по фиктивным договорам комиссии

Пресс-служба ФНС рассказала об очередном выигранном налоговиками судебном деле

Компания закупала лом и отходы цветных металлов, перерабатывала их в алюминиевые сплавы и продавала готовую продукцию. Делалось это через формальный документооборот по договорам комиссии. Выявив эту схему минимизации налогов, инспекция доначислила компании НДС и налог на прибыль.

Организация не согласилась с этим решением и обратилась в суд. Она указала, что материалы проверки не подтверждают мнимость спорных договоров и получение необоснованной налоговой выгоды. Инспекция также не опровергла достоверность его первичной документации, которая подтверждает фактическое исполнение договоров комиссии и поставки.

Видео (кликните для воспроизведения).

Суды трех инстанций отказали компании в удовлетворении требований. Они указали, что компания необоснованно занижала налоговую базу по НДС и доходы от реализации готовой продукции, которые учитываются при определении базы по налогу на прибыль. Она использовала фиктивные договоры комиссии и поставки, чтобы уменьшать выручку от продажи готовой продукции, увеличивать налоговые вычеты по НДС и расходы, которые учитываются при налогообложении прибыли. То есть налогоплательщик создал искусственную ситуацию, которая позволила ему скрывать реальные доходы от реализации алюминиевых сплавов конечным покупателям. Поэтому они признали правомерными выводы инспекции

ФНС РФ: Письмо № СА-4-7/[email protected] от 27.01.2020

Детализация звонков — больше не тайна для налоговиков

Мобильные операторы должны предоставить налоговикам детализацию по счетам абонентов без решения суда. К такому выводу пришел Арбитражный суд Москвы, за неделю отклонивший иски всех участников «большой тройки», оспаривавших законность штрафов за отказ передать данные.

22 января рассмотрел дело «Вымпелкома» против Межрайонной инспекции ФНС (МИФНС) по крупнейшим налогоплательщикам № 7. Оператор оспаривал штраф за отказ передать налоговикам данные о звонках абонентов. Аналогичные иски на днях проиграли сначала МТС, а затем «МегаФон».

Так, в 2013–2014 годах суды поддержали «МегаФон» и МТС, признав незаконными предписания службы ЦБ по финансовым рынкам о предоставлении детализации звонков и сведений об идентификационных номерах абонентских устройств. Суды пришли к выводу, что эти сведения составляют тайну телефонных переговоров, охраняемую Конституцией РФ (ст. 23) и законом «О связи». Также они сослались на разъяснения Конституционного суда РФ (КС) от 2 октября 2003-го и от 21 октября 2008 года, из которых следует, что к тайне телефонных переговоров относятся не только сведения из разговора, но и данные о соединениях между конкретными абонентами (дата, время, продолжительность). Для доступа к такой информации необходимо получить судебное решение.

Как выяснилось 22 января, свои требования МИФНС направила «большой тройке» в октябре 2018 года, а в феврале 2019-го оштрафовала компании, что операторы и обжаловали. Истцы просили объединить дела в одно, но суд отказал.

Представитель «Вымпелкома» в суде заявил, что требование налоговиков незаконно и необоснованно, ссылаясь на позицию КС и Верховного суда о тайне телефонных переговоров. Таким образом, даже если у налоговиков есть право получать информацию, оно не может быть реализовано в обход закона, то есть без решения суда, подчеркнул юрист истца. Он представил письма от Роскомнадзора и Минкомсвязи в поддержку операторов: «Это позиция всей отрасли. Операторы защищают права не только своих абонентов, но всех граждан нашей страны».

Согласно позиции представителя ФНС в суде, требуемые сведения не содержат тайну переговоров, а детализация звонков нужна для проверки правильности налогообложения конкретного абонента. Как именно связана уплата налогов с детализацией, он не объяснил. Разрешение, по мнению налоговиков, было не нужно, поскольку требовалась «обезличенная детализация по соединению», только сведения о номерах, которые «не идентифицируют абонента». По словам представителя МИФНС, другие компании (не только российские, но и азербайджанский оператор) предоставляли информацию.

По мнению юристов, шансы обжаловать решения суда у операторов есть, но разбирательства могут затянуться и, возможно, дойдут до Верховного суда РФ.

Новая статья Налогового кодекса РФ

Для ответа обратимся к новой статье Налогового кодекса НК РФ — 54.1, которая определяет пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) сумм налога и действует в отношении налоговых проверок по НДС с IV квартала 2017 года и проверок по налогу на прибыль с 2018 года.

В п. 1 указанной статьи законодатель закрепил положения, согласно которым налогоплательщик не может уменьшить налоговую обязанность, если в налоговой или бухгалтерской отчетности искажены сведения о фактах хозяйственной жизни, что в равной степени означает отказ в признании налоговой выгоды фискальным органом в случае отсутствия реальности финансово-хозяйственной операции, сведения о которой отражены в отечности.

Таким образом, во главе угла законодатель, как и прежде, ставит реальность сделки, и если налогоплательщик не сможет ее доказать, суды вынесут решение в пользу ФНС.

Апелляционную жалобу на решения налоговых органов надо будет подавать по установленной форме

ФНС утвердила форму, формат и порядок заполнения жалобы, в том числе апелляционной, подаваемой в вышестоящий налоговый орган. Приказ от 20.12.19 № ММВ-7-9/[email protected] зарегистрирован в Минюсте и опубликован. Этим же приказом утвержден порядок подачи жалобы и направления решения по её рассмотрения в электронной форме.

Апелляционная жалоба – обращение лица в (вышестоящий) налоговый орган с целью обжалования не вступившего в силу решения налогового органа о привлечении к налоговой ответственности или решения об отказе в привлечении к ответственности, вынесенного в соответствии со ст. 101 Налогового кодекса, если, по мнению этого лица, обжалуемое решение нарушает его права.

Суд, который будут обсуждать весь год. ФНС выиграла после письма Минфина

Налоговая служба имеет право полностью отказать компаниям в вычетах НДС и расходах по налогу на прибыль, если докажет, что бизнес получил необоснованную налоговую выгоду. Такое решение вынес Седьмой апелляционный суд по делу о так называемой «налоговой реконструкции».

ФНС в суде спорила с компанией «Кузбассконсервмолоком», напоминают «Ведомости». Комбинат покупал сырое молоко у трех перекупщиков, но посредники были фиктивными, а молоко ему продали сельхозпроизводители, которые не платят НДС. За счет наценки технических компаний предприятие сэкономило на налоге на прибыль, а также получило вычет по НДС. Налоговики во время проверки выяснили, что посредники не участвовали в сделке, и доначислили комбинату 4,2 млн руб. НДС и почти 12 млн руб. налога на прибыль, пени и штрафа. Компания с решением не согласилась и попыталась оспорить его в суде.

Читайте так же:  Возврат денег за оплату госпошлины через госуслуги

Арбитражный суд Кемеровской области удовлетворил иск только частично: признал недействительным доначисление налога на прибыль, а также пени и штрафов по нему, потому что комбинат понес расходы на поставки молока. Претендовать на вычет по НДС компании суд не разрешил. ФНС не согласилась с определением, подала апелляцию и выиграла ее.

Но налоговики с решением не согласились, а Седьмой арбитражный апелляционный суд их поддержал. В 2017 г. признаки недобросовестного поведения бизнеса были закреплены в ст. 54.1 Налогового кодекса. В суде налоговики настаивали, что по ней недобросовестные компании полностью лишаются права учитывать расходы и претендовать на вычеты по НДС, говорится в решении. И так как компания нарушила ст. 54.1 — покупала молоко не у перекупщиков, а напрямую у сельхозпроизводителей, — комбинат должен выплатить весь доначисленный налог. При этом реконструкцию (пересчет налоговых обязательств) можно проводить лишь в исключительных случаях — когда компания мешает инспекции рассчитать налог — например, не предоставляет ей необходимые документы, не пускает на производство и т. д., заключил суд.

Во время судебного спора ФНС успела заручиться поддержкой Минфина. В начале января Минфин направил в ФНС письмо, в котором разъяснил: компания не может претендовать на уменьшение налогов, если действовала недобросовестно, пусть даже у сделки была экономическая цель и она действительно состоялась. Прежде налоговики и судьи ориентировались на признаки необоснованности выгоды, описанные пленумом Высшего арбитражного суда (ВАС) в 2006 г. Суды требовали проводить реконструкцию налоговых обязательств — например, инспектора могли отказать в вычете по НДС, но уменьшить налог на прибыль на понесенные расходы.

В постановлении пленума ВАС было указано, что суд должен исходить из подлинного экономического содержания операций: если сделка притворная, сначала инспекция должна указать, какую сделку она прикрывает, т. е. переквалифицировать ее и заново определить налоговые обязательства. Но статья 54.1 не предусматривает «учета расходов при исчислении налога на прибыль» компаний, которые злоупотребили правами, и устанавливает единое для всех налогов регулирование, заключил Минфин.

Решение суда лишает бизнес последней надежды на поддержку судов по таким спорам, считают опрошенные «Ведомостями» юристы. А также может породить практику, когда компаниям будет выгоднее просто не предоставить налоговикам документы, чтобы налоговики смогли провести реконструкцию и определить реальные доходы и расходы компании.

Еженедельный обзор судебной практики: налоговые споры

1. Компенсация потерь электроэнергии не облагается НДС

Если поставщик электроэнергии включил в счет компенсации потерь электроэнергии сумму НДС, то он получил неосновательное обогащение. Однако взыскать такое обогащение пострадавшая сторона может только в пределах срока исковой давности — трех лет. Так решил Арбитражный суд Дальневосточного округа.

Суть спора

Между энергопоставляющей компанией и МУП был заключен договор на оказание услуг по передаче электрической энергии и покупки электроэнергии на компенсацию потерь. В рамках этого договора компания поставщик выставляла в адрес МУП счета-фактуры на электроэнергию на компенсацию потерь, которые были оплачены в полном объеме.

В дальнейшем, по результатам проведения налоговой инспекцией выездной налоговой проверки, организация-поставщик была привлечена к ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса РФ, в виде штрафа. Нарушение выразилось, в том числе, в неполной уплате НДС из-за того, что организация не включала НДС в состав счетов-фактур компенсации потерь электроэнергии. Данное решение ФНС было отменено, но организация стала выставлять МУП счета с НДС.

Полагая, что на стороне организации в результате этого образовалось неосновательное обогащение, ввиду отсутствия правовых оснований для выставления МУП счетов-фактур на оплату электроэнергию на компенсацию потерь с включением НДС, МУП обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением о взыскании неосновательного обогащения.

Решение суда

Суды двух инстанций отказали МУП в удовлетворении исковых требований. При этом арбитры руководствовались разъяснениями из пункта 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» и пришли к выводу, что трехлетний срок исковой давности к моменту предъявления истцом требований к ответчику истек.

Кроме того, суды установили, что истец в период 2009-2010 годов осуществлял перечисление денежных средств ответчику по выставленным счетам-фактурам с выделением в них НДС на основании договора оказания услуг по передаче электрической энергии и покупки электроэнергии на компенсацию потерь, при этом зная, что производит оплату в счет несуществующего обязательства.

Арбитражный суд Дальневосточного округа в постановлении от 12 августа 2015 г. N Ф03-3076/2015 указал, что истец должен был узнать об излишней оплате полученных услуг не позднее дня оплаты выставленных ему счетов-фактур с указанием необоснованной стоимости оказанных услуг, а не из постановления арбитражного суда. При этом, заблуждение истца относительно применения норм Налогового кодекса РФ при расчетах стоимости потерь электроэнергии не может служить основанием для изменения порядка исчисления срока исковой давности. Такой вывод сделан в соответствии с правовой позицией Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в постановлении Президиума от 23.11.2010 N 9657/10.

Кроме того, арбитры отметили, что по разъяснениям из определения Верховного Суда РФ от 29.07.2015 N 303-КГ15-1752 услуги по передаче электроэнергии являются операциями, облагаемыми налогом на добавленную стоимость, а приобретение электроэнергии для компенсации сверхнормативных потерь в сетях непосредственно связано с этой деятельностью и осуществляется в силу прямого указания закона, сетевая организация вправе принять к вычету НДС, предъявленный поставщиком электроэнергии.

Поэтому, суд кассационной инстанции полагает, что срок исковой давности по заявленным исковым требованиям не истек. А поскольку отмена обжалуемых судебных актов связана с неправильным применением судами срока исковой давности, то расчет заявленной ко взысканию суммы судом не проверялся. В связи с этим дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции для проверки обоснованности заявленного искового требования по существу.

Читайте так же:  Пояснения по нулевой декларации по прибыли

Актуальные проблемы взыскания налоговой задолженности

Рубрика: Экономика и управление

Дата публикации: 03.12.2018 2018-12-03

Статья просмотрена: 411 раз

Библиографическое описание:

Матюшин А. А. Актуальные проблемы взыскания налоговой задолженности // Молодой ученый. — 2018. — №48. — С. 402-404. — URL https://moluch.ru/archive/234/54369/ (дата обращения: 20.02.2020).

Результатом мероприятий налогового контроля в отношении налогоплательщика является возникновение обязанности по уплате налогов, штрафов, пеней. Образовавшаяся в результате недоимка не всегда попадает в бюджет государства и остается на балансе организации в виде задолженности. В настоящее время в Российской практике сформировались актуальные проблемы в обеспечении поступления такой задолженности в бюджет государства.


Ключевые слова: налоговый контроль, задолженность, привлечение к ответственности, аффилированность.

Основным методом контроля за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты налогов и сборов является деятельность налоговых органов в рамках проведения контрольных мероприятий, включающую в себя выездные и камеральные налоговые проверки.

Проведение контрольных мероприятий в отношении налогоплательщиков со стороны налоговых органов не всегда приводит к поступлению в бюджет государства всей суммы налогов и сборов, отраженных в решении о привлечении к ответственности за нарушения налогового законодательства. Такой результат возможен в случае отсутствия у организации на момент проведения контрольных мероприятий и после их окончания имущественных и оборотных активов для погашения сумм образовавшейся по результатам проверки недоимки.

В то же время, в соответствии с концепцией планирования налоговых проверок, утвержденной Приказом ФНС России от 30.05.2007 N ММ-3–06/[email protected] «Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок» и положениями ст. 88 Налогового кодекса Российской Федерации, регулирующими проведение камеральных налоговых проверок при явных признаках нарушений налогового законодательства налоговый орган обязан провести контрольные мероприятия с целью установления сумм налоговых обязательств, не уплаченных предприятием.

Ситуация усугубляется в случае принятия налогоплательщиком решения о ликвидации организации либо подачей в арбитражный суд заявления о банкротстве. В этой ситуации предприятие, в случае если вышеуказанные действия целенаправленны, находится заведомо впереди налогового органа и прилагает все возможные усилия к минимизации негативных последствий по результатам проверки. Нередки случаи, при которых такие предприятия являются частью группы компаний, и выполняют функции по принятию на себя налоговых и организационно технических рисков.

В качестве примера подобной деятельности можно привести практику выведения сбыта готовой продукции в так называемые «торговые дома» при производственных предприятиях, которые помимо основной деятельности по сбыту продукции, аккумулируют риски, возникающие при реализации продукции и практически повсеместно применяют агрессивные схемы налогового планирования не опасаясь последствий, которые могут применить к ним фискальные органы. Даже в случае проведения налоговой проверки бенефициарный владелец такого предприятия, формально не имеющий к нему отношения, может избежать ответственности в связи с отсутствием достаточных оснований для признания его выгодоприобретателем от деятельности такого предприятия.

В современной практике такой подход к построению бизнеса принял форму делового обычая и используется повсеместно, начиная с составления бизнес-плана при введении в строй нового производства, заканчивая появлением таких структур в предприятиях с государственным участием.

Такая практика ведения бизнеса безусловно порочна и основана прежде всего на отсутствии в распоряжении налоговых органов мощных инструментов, позволяющих формировать по итогам проведения контрольных мероприятий выводы о взаимозависимости организаций. В целом, полномочия, предоставленные налоговым органам п.2 ч. 2 ст. 45 НК РФ не позволяют оперативно обратить взыскание налоговых обязательств в пользу бенефициарных владельцев номинальной организации, получавших материальную выгоду от использования схем уклонения от налогообложения.

Проблема действующего законодательства и правоприменительной практики состоит в первую очередь в отсутствии объективных причин считать субъекты финансово-хозяйственной деятельности аффилированными, кроме достаточно формальных определений, отраженных в статье 105.1 НК РФ текущей редакции. Анализ решений арбитражных судов также не дает четких ответов на вопрос кого считать так называемым выгодоприобретателем от деятельности организации, имеющей налоговые риски, а кто является добросовестным контрагентом проверяемой организации.

Такие факторы способствуют мотивации налогоплательщиков к дроблению бизнеса и выводу потенциально токсичных активов за пределы группы компаний, имеющей имущество, на которое можно обратить взыскание и долгосрочные обязательства, имеющие коммерческое значение. Простота оформления сделок по отчуждению имущества в пользу третьих лиц также оказывает значительное влияние на вывод активов с последующей ликвидацией организации, имеющей задолженность.

Объективные причины невозможности проведения в каждой подобной ситуации выемки документов и предметов в соответствии с ст. 94 НК РФ и фиксации признаков аффилированности в протоколе осмотра, составленном в соответствии со ст. 92 НК РФ как ультимативного инструмента сбора доказательной базы играют на руку налогоплательщикам и позволяют оставить реальные активы в безопасности. К тому же, выемка документов и предметов предусмотрена только в ходе проведения выездной налоговой проверки и не возможна при проведении камерального налогового контроля и вне рамок налоговой проверки. Из вышеизложенного можно сделать вывод не только о недостаточности инструментов, имеющихся в распоряжении фискальных органов, но и недостаточном внимании к профилактике неправомерного разделения бизнеса и со стороны государства.

Решению данной проблемы может способствовать расширение возможностей, при которых налоговый орган вправе проводить мероприятия, предусмотренные частью 2 статьи 45 НК РФ в отношении возможных правопреемников и бенефициарных владельцев организации, которая использовалась с целью нарушения законодательства о налогах и сборах.

Также значительную роль может сыграть четко сформулированная правовая позиция судебных органов по практике признания юридических лиц взаимозависимыми и подконтрольными в рамках налоговых споров.

Видео (кликните для воспроизведения).

Результат вышеуказанных действий позволит налоговым органам обеспечить поступление в бюджет государства задолженности, образовавшейся по результатам контрольных мероприятий в отношении организаций, не имеющих на балансе активов для погашения задолженности, а также организаций, осуществляющих преднамеренное банкротство.

Источники

Налоговые споры по проблемам исчисления налоговых обязательств
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here